«В лагере счастливых», А.Котов


15

В гостях у Предсовнаркома

   Молотов и артековцы: читайте в нашей библиотеке

В последние дни знойного августа 1936 года артековцы решили навестить своего замечательного и любимого друга. [Вячеслава Михайловича Молотова, Почётного артековца - прим. www.Suuk.su] Весь лагерь уж давно жил этой мыслью.

Каждый из 550 пионеров мечтал поехать к Вячеславу Михайловичу, но пионерские отряды выбрали достойнейших.

27 августа делегация артековцев двинулась в путь. Посланцами пионеров ехали юные орденоносцы Мамлакат Нахангова, Барасби Хамгоков, Роза Шамжанова, Миша Кулешов, Ваня Чулков, Нишамбай Кадыров и другие артековцы — поэты, изобретатели, танцоры, музыканты, певцы.

Настроение делегатов восторженное. Всю дорогу звенят песни. Но вот наконец и дача, в которой отдыхает председатель Совнаркома. Навстречу пионерам вышли люди.

— Приехали?.. Не выдержали? —спрашивает один из них. — Ну, идемте за мной.

Пионеров ввели в большую, отделанную дубом, гостиную. Делегаты молчаливо расселись на стульях, диванах, креслах.

Вскоре в гостиную вошла скромно одетая, очень симпатичная женщина с девочкой.

— Это, ребята, Светлана, дочка Молотова. Познакомьтесь, — отрекомендовала она. Светлана отдала артековцам пионерский салют.

В просвет открытой двери ребята увидели быстро идущего по коридору Молотова.

— А, старые знакомые, Мамлакат, Барасби, Кулешов, — раскрывая объятья, шагнул к пионерам Молотов.

Начался разговор. Пока Вячеслав Михайлович спрашивал незнакомых ему артековцев, откуда кто приехал, Миша Кулешов незаметно забрался к нему на колени. Натянутость и робость как рукой сняло. Окружив председателя Совнаркома, ребята наперебой рассказывали ему о своей жизни в Артеке, о недавней экскурсии на горное озеро, где они ловили черепах, о вновь выстроенной в Артеке игротеке, где так много игрушек, о верховых лошадях, стрельбе, о купанье, о крабах.

— Я, Вячеслав Михайлович, в Артеке снимать научился, — сообщает Барасби.

— А мы с Матулеевой летающие модели строим, — говорит Миша Кулешов.

— Меня в Артеке научили русским и татарским танцам, — застенчиво делится своими достижениями Мамлакат.

Вячеслав Михайлович расспрашивает, достроен ли в Артеке теннисный корт, каковы результаты артековской спартакиады, достаточно ли в этом году пионеры получают фруктов, часто ли они катаются на лодках, на подаренных им автомобилях, лошадях.

Пионеры обстоятельно отвечают.

— А кто из вас, ребята, пишет стихи? — спрашивает Вячеслав Михайлович.

— Я! — отвечает Муха Залкинд и звонко читает стихотворение про веселую жизнь в прекрасной Стране советов.

— Хорошо написано!

— А мы вас, Вячеслав Михайлович, недавно в кино видели, а сейчас вот с вами, — говорит кто-то из пионеров.

Молотов расспрашивает ребят, какие им показывают кинокартины, понравились ли, и называет несколько картин, которые советует обязательно просмотреть.

— Вы, Вячеслав Михайлович, бываете в кино? — спрашивает Миша Кулешов.

— Бываю!

— А почему я вас ни разу не видел?

— Наверное разминулись, — весело отвечает Вячеслав Михайлович. Пионеры хохочут. Продолжается живая беседа.

— Наша Светланочка знает стихотворение о Мамлакат, — говорит жена Молотова тов. Жемчужина.

— Продекламируй, Светлана! — просят пионеры:

Светлана декламирует. Ее награждают дружными аплодисментами.

— Светлана, — обращается к ней Молотов, — ты Мамлакат видела на картинке. А ведь она здесь. Вот она! Познакомься.

Мамлакат подходит к Светлане и, протягивая руку, говорит:

— Здравствуй.

Вячеслав Михайлович порывисто берет их обеих, Светлану и Мамлакат, к себе на руки.

— Мы, ребята, со Светланой каждый день по два часа занимаемся арифметикой, — сообщает Вячеслав Михайлович.

Зазвенела под баян веселая артековская песня. Через час песню об Артеке уже распевали все живущие на даче.

Гостей приглашают к столу. Рядом с Вячеславом Михайловичем садятся Мамлакат и Барасби. Пионеры тихо шепчут вожатому:

— А где бы нам руки вымыть?

— Вячеслав Михайлович! Ребята спрашивают, где бы руки помыть?

— Молодцы! Всегда перед обедом это следует делать.


На лодке по морю

На столе икра, рыба, винегрет, фрукты, горячие блюда. Маленький пионер, кореец Алеша Ким, взял в рот ломтик лимона, спутав его с апельсином. Пожевав он поморщился и под общий смех наблюдавших за ним пионеров проглотил кислое лакомство.

Вячеслав Михайлович объясняет Киму, что сок лимона хорош с рыбой и выжал ломтик лимона на кусок рыбы. Но Алеше опять не понравилось. Наконец он занялся виноградом.

Вячеслав Михайлович беседует с вожатыми о расширении Артека, о культуре строительства и культуре воспитательной работы. Вожатые сообщают Вячеславу Михайловичу, что в Артеке восстанавливаются в правах изгнанные педологами лапта, крокет, пинг-понг, городки, чижик и другие игры.

— Правильно! — одобряет Вячеслав Михайлович.

Обед закончен.

— Как же дальше проводить нам время? — спрашивает после обеда Вячеслав Михайлович. — Какие порядки в лагере?

— Час отдыха после обеда.

— Ну, значит отдыхать будем! — говорит Молотов.

Но ребята протестуют:

— Вячеслав Михайлович, здесь же докторов нет, давайте не будем.

— Обязательно надо отдыхать. Передадут еще вашему доктору, что мы нарушили правила, и мне и вам попадет, — шутливо добавляет он.

Решили отдыхать. Обнявшись с пионерами, Молотов пошел в парк.

В парке быстро поставили лежаки и развесили гамаки. Пошутив с ребятами, Вячеслав Михайлович ушел пообещав, прийти через час. Но «сонный» час не удавался. Слишком радостно были возбуждены артековцы. Хохотали над историей Кима с лимоном, а Барасби признался, что лимон и ему не понравился, но он сжевал кусочек, не показывая вида.

Через 20—25 минут снова появился Молотов. Завидев его между деревьями, ребята быстро прикорнули и притворились, что крепко спят.

— Очень шумный «сонный» час у вас, ребята, получился, — улыбаясь, сказал Молотов.

— Еще бы!— ответили, открывая глаза, артековцы. — Жалко такое время на «сонный» час тратить.

— А как тебе, Ким, после лимона спалось? — шутливо спросил Вячеслав Михайлович.

Алеша и все пионеры снова захохотали. Затем артековцы предложили организовать концерт самодеятельности.

— Ну, раз не спится, будем веселиться, — согласился Вячеслав Михайлович.

Показ артековской самодеятельности прошел шумно и весело.

— Ребята, пойдемте пить чай, — пригласила тов.Жемчужина.

За чаем пели понравившуюся Вячеславу Михайловичу песнь «О родине». Он попросил ее переписать.

— Вячеслав Михайлович, товарищ Жемчужина, поедемте к нам в Артек, — просят пионеры.

— С удовольствием бы, но нет времени, ребята, — отвечает Вячеслав Михайлович.

— Светлана, проси папу, — шепчет Мамлакат.

— Папа, поедем, — нажимает на отца Светлана.

— Да поедемте, Вячеслав Михайлович! — не унимается Миша Кулешов.

— Скоро этой сменой заканчивается летний сезон в Нижнем лагере, — говорят пионеры, — мы поедем по домам через Москву. Может быть, разрешите навестить вас в Кремле?

Пионеры не спускают глаз с Молотова. В них столько просьбы.

— Хорошо, — соглашается Молотов.

Ликование огромное. Делегаты еле сидят на стульях. Еще бы — впереди поездка в Москву, в Кремль.

— Напишите записку, что мы были у вас, а то ребята еще, пожалуй, не поверят, — просит Муха Залкинд.

— Как не поверят? Выбрали таких, которым верить можно, — говорит Молотов.

Но пионеры уже подложили бумагу, карандаш. Вячеслав Михайлович быстро пишет:

«Артековцам. Передаю горячий привет через делегацию, приезжавшую ко мне в гости 27 августа этого года. В. Молотов. 1936 год».

Тепло прощается Вячеслав Михайлович с артековцами, окрыленными мыслью о предстоящей встрече в Москве.

— Просим передать горячий артековский привет нашему дорогому товарищу Сталину!

— Передам обязательно!

Пионерский отряд, попрощавшись с тов. Молотовым, двинулся к автобусам.

— Смотрите, не кормите Кима лимоном, — крикнул вслед Вячеслав Михайлович. Пионеры засмеялись. Уже скрылись за поворотом дороги артековцы, а Молотов все еще махал им вслед рукой.

 

|  «  | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 |  »  |