«Всем, всем, добрый день! или Столица страны Пионерии», С.Фурин


4

Уроки Гайдара

   Аркадий Гайдар и артековцы: читайте в нашей библиотеке

- Тимур, собирайся в дорогу! - весело крикнул отец. - Нас ждет путешествие. Мы едем в столицу.

- Но мы же и так в Москве, - недоуменно ответил Тимур и вопросительно посмотрел на отца. Он знал, что тот никогда не говорит неправду, и потому удивился.

- Это другая столица, Тимур! Ее окружают горы. Рядом - море. А в небе - звезды величиной с кокосовый орех.

- С кокосовый? - протянул Тимур. - Такого не бывает.

- Не бывает, - согласился Гайдар. - Но все равно - большие. А ещё в этой столице поют горны, трубят трубачи, как в кавалерии перед атакой!

Гайдар подхватил на руки сына.

- Мы едем в «Артек»!

До Севастополя ехали без приключений. А вот на пути к «Артеку» старенький автобус сломался, видимо, не выдержал тряски на извилистой горной дороге.

До «Артека» было не близко, но отец и сын зашагали по пыльной дороге через Гурзуф к Верхнему лагерю. А чтобы идти было веселее, Аркадий Гайдар запел их любимую песню:

Заводы, вставайте,
Шеренги сжимайте,
На битву шагайте, шагайте, шагайте...

Так с песней уже почти ночью они добрались до лагеря. Устроились в небольшой, уютной комнате, окна которой выходили в парк-.. Но стало это ясно лишь утром.

Из парка доносился не умолкаемый птичий перезвон. Вдали виднелись Адалары - скалы-близнецы. Они действительно напоминали двух каменных богатырей-братьев. А ещё дальше, у Гурзуфа, мы увидели развалины Генуэзской крепости.

- Хорошо! - сказал Тимур. - Побежим к морю?

- И с той поры в море твоя дорога, о воли и бурь мятежное дитя... - согласился Аркадий Петрович. Он вынул из чемодана полотенце. - Вперед!

В этот утренний час море было спокойным. Они долго барахтались в воде, брызгая друг друга соленой водой, ловили медузу, но не поймали. Потом сидели на теплых камнях.



- Папа, - спросил Тимур, - а у моря другой берег есть?

- Есть, - ответил Гайдар. - Если плыть и плыть, никуда не сворачивая, то можно добраться до Кавказа, в город Новороссийск, а если поплыть чуть левее, то попадешь к речке Псоу.

- Туда, где ты воевал с белыми?!

- Да, туда...

В гору поднимались долго и молча. Гайдар думал о своем.

Встретили его радушно, даже ласково. Это хорошо. Просили выступить перед ребятами. Тоже хорошо. «У нас тут режим, все по команде». Эти слова насторожили. Режим, конечно, должен быть - спору нет. Но вот кто и как командует? Одно дело - армия. Там командует командир. Двух мнений нет. А в пионерском отряде?..

Сам-то он хорошо понимал: то, что люди поняли, осознали в детстве, прививается им на всю жизнь, это самые прочные, самые верные навыки. Чести, смелости люди учатся с самых ранних лет. Тот, кто честен, смел и правдив с детства, будет хорошим человеком и хорошим бойцом. А что делает для этого «Артек»? Поживем - увидим.

Целый день ходил потом Гайдар по лагерю, знакомился с ребятами. Увидев высокого человека в гимнастерке, артековцы обступали Аркадия Петровича. Все уже знали, что в гости приехал писатель Аркадий Гайдар. Ему задавали вопросы, он терпеливо отвечал.





- Как стать писателем?

- Просто: взять ручку, чистый лист бумаги, и начинай... Правда, сначала надо немало повидать, пережить, порадоваться и погоревать. Чтобы было о чем людям рассказать...

Вечером Гайдара с Тимуром пригласили на костёр, посвященный Красному Знамени. В центре костровой, почти у кромки моря, стояла пирамида из сухих веток. Под рокот барабанов сюда собирались отряды, занимали места. Раздалась команда: «Костёр зажечь!» Подбежали пять костровых. И вот языки пламени поднялись кверху. А потом начались речи. Гайдар слушал внимательно. Иногда улыбался. Иногда хмурился. Перед сном записал в дневнике:

«...Костёр пионеров. Запомнился пионер Колесников - угловатые плечи, жест - рукой к земле. Говорил крепко и хорошо...»

Наутро в военной гимнастерке, папахе и до блеска начищенных сапогах Гайдар направился в пионерскую комнату. То, что он увидел, обидело и огорчило писателя: те самые отрядные флажки, с которыми вчера вечером пионеры выходили к костру, были свалены грудой в углу комнаты. Гайдар присел на стул, оперся рукой о подбородок и задумался. Потом поднялся и начал аккуратно расставлять красные флажки вдоль стены комнаты. Делал он это тщательно, неторопливо, добиваясь строгого равнения и точной дистанции. Казалось, он целиком погрузился в это занятие. Чья-то вихрастая голова показалась в дверях пионерской. И тут же исчезла. Потом появилась ещё одна любопытная физиономия. Гайдар продолжал заниматься своим делом. И вот в пионерскую комнату то и дело стали заглядывать ребята. Они с любопытством смотрели на Гайдара. Наконец, он закончил расставлять флажки. Сделал шаг назад, оглядел их строй, прислонил руку к папахе. В комнату набилось уже довольно много пионеров, но было очень тихо. Вбежала запыхавшаяся вожатая:

- Что случилось?

И тут заметила салютующего флажкам Гайдара.

- Беда случилась, - сказал Гайдар. - Если полк утратил знамя, его расформировывают. Если отрядные флажки свалены кучей - какая цена дружине?

И Гайдар вышел из пионерской.

Дни в «Артеке» мелькали, работа Гайдара над новой его повестью «Дальние страны» то шла быстро, то стопорилась. Наконец, наступило время прощания с лагерем. И снова был костёр. Такой же жаркий, как и в первый раз.

После костра, когда пропел сигнал отбоя, Аркадий Петрович заглянул в пионерскую комнату и улыбнулся. Отрядные флажки ровно стояли в своих гнездах, как солдаты в строю.

- Тимур, не спишь? - спросил отец, вернувшись из лагеря.

- Не сплю, - ответил сын. - Но ты не сердись. Я уже засыпаю.

- Не спеши, - сказал Гайдар. - Завтра уезжаем, а сегодня можно заснуть и попозже.

И пошли они к морю.

Море было неспокойным. Волны с шумом накатывали на берег. У берега стояли два человека - два Гайдара - один высокого роста, другой совсем малыш, они с азартом кидали камешки в набегавшие волны.

* * *

Сейчас в «Артеке» дружина «Янтарная» носит имя А.П.Гайдара. Здесь открыта мемориальная доска писателю. В «Артеке» проходил 1-й Всесоюзный слёт тимуровцев, имя которым дал герой повести Гайдара «Тимур и его команда». И приезжает сюда сын писателя, тоже писатель, и контр-адмирал Тимур Аркадьевич Гайдар, чтобы готовить, как и отец, краснозвездную гвардию.

 

|  1  |  2  |  3  |  4  |  5  |