«Артек», Л.Кондрашенко
Книга известного крымского поэта Леонарда Кондашенко написана в 60-е годы. Неоднократно переиздавалась и цитировалась, став в советские годы «классическим» рассказом об Артеке.
  1. Добро пожаловать!
  2. Вот что такое Артек!
  3. Город солнца
  4. История с географией
  5. Человек из Артека
  6. Вечный пионерский костёр
  7. Волшебный горн
  8. Главный секрет
  9. Девяносто минут Маршака
  10. Бутылочная почта
  11. Чипполино едет в Артек

* * *

Я стою на дороге у голубого указателя. На стреле, заостренной к морю, написано: «Артек - 2 км». Я смотрю на стрелу и думаю о дороге. О той самой, по которой нам с вами предстоит пройти и эти два километра, и много других, чтобы прийти к началу Артека...

Об Артеке можно рассказывать бесконечно. И даже сто самых толстых книг не смогут рассказать всего об Артеке, потому что о нем может быть столько же книг, сколько людей побывало в нем за все эти годы. Написать о судьбе каждого из них так же трудно, как рассмотреть лицо через окошко пролетающего мимо тебя экспресса.

Эти страницы не претендуют на полноту и последовательность. Это и не история Артека: архивов лагеря не сохранилось, и вся его история - в сердцах людей. Это отдельные картины. Они различны и развешаны далеко друг от друга, но сделано это специально: между ними оставлено место для раздумий.

Я приглашаю вас в удивительную Страну детства, которая зовется Артеком. Давайте вместе спустимся от голубого указателя к морю, чтобы обойти солнечную подкову пионерского берега и пережить несколько минут радости от встречи с Артеком.


1

Добро пожаловать!

Для тысяч и тысяч ребят встреча с Артеком начинается в Симферополе, где их ждут работники эвакобазы и пионерские вожатые.

Эвакобаза - ворота Артека. Кто же не знает этого дома на улице Хацко, 4? Она первой встречает пионеров. Их привозят с вокзала, из аэропорта днём и ночью. Эвакобаза гудит, как проснувшийся улей.

Чемоданы, чемоданчики, рюкзаки, сетки, портфели, набитые до отказа, выстраиваются в ряд, путаются, разбираются снова. На эвакобазе яблоку негде упасть. Но уже есть проект громадного здания, которое скоро поднимет пять своих этажей на улице Гагарина. В новой эвакобазе будет своя столовая, игротека, кинозал, душ. На просторной плоской крыше можно будет играть и танцевать. Хватит места всем - и ребятам, и яблокам!

Но ребята меньше всего замечают эту тесноту. Им охота скорей в Артек. А тут, как нарочно, предлагают мерить температуру:

- Украина, мерить температуру!
- Чукотка, мерить температуру!

И вот Украина, Чукотка, Эстония, Армения, Молдавия, Карелия, Киргизия и Дагестан по очереди сидят на скамеечке с градусниками подмышкой.

Тридцать градусников - тридцать улыбок. Ещё тридцать градусников, но уже двадцать девять улыбок: 37,6. Придётся одному из ребят на денёк отстать от своих товарищей. Сейчас трудно сказать, отчего это - от двух порций мороженого, съеденных без передышки, или от любопытства у открытого окна вагона. А, может, попался неисправный градусник?

Но строгий доктор неумолим:

- Подождём, пока спадёт температура.

Пока не спадёт... А ребята уже садятся в автобусы с алыми, голубыми или зелёными полосами. Это - уже кусочек Артека. На автобусах нарисованы пионерские костры и написано: "Артек имени В.И.Ленина". Сейчас они покатят туда, где голубое-голубое море.

Дорогой ребят интересует всё: и симферопольское водохранилище, по ошибке принятое кем-то за море, и бюст Льва Толстого в стороне от дороги, и стройные тополя в зелёных шапках омели, и вершины далёких гор, голубеющих на горизонте. Мелькают столбы, пробегают сады, виноградники. Клубок дороги всё разматывается и разматывается. Он катится в Артек.

Ребята много читали и слышали об этом лагере, но каждый из них представляет его по-своему. Фантазия одних воздвигла громадные дворцы с громадными колоннами, увитыми зеленью; воображение других выстроило на берегу моря бесконечный ряд палаток, в сознании третьих Артек - красивая неопределённая мечта, которая не успела ещё обрести своих ясных очертаний.

Вожатый еле успевает отвечать на вопросы:

- Скоро ли кончится дорога?

- А почему мы не поехали на троллейбусе?

- Будем ли мы сегодня купаться в море?

- Кто у нас будет вожатым?

- Есть ли в лагере авиамодельный кружок?

- Отдыхают ли в Артеке кубинцы?

За окошком весело мелькают нумерованные столбы троллейбусной трассы: 1961... 1962... 1963... 1964... 1965... Они остаются позади, словно прожитые годы. А автобус, пофыркивая на поворотах, несёт ребят всё дальше и дальше по разогретому асфальту - 1966... 1967... 1968... 1959... 1970...

Кажется, что ребята въезжают в своё будущее, в страну, залитую слепящим солнцем, усаженную стройными рядами виноградных лоз, невиданными доселе кипарисами. Большими и сильными руками создана эта страна. А высоко-высоко над ней - над посёлками, городами, садами и дорогами, у причудливых вершин гор, где висят облака, выложена громадными буквами надпись: "Слава партии!" Она видна за несколько километров. Кажется, что это сделали великаны.

Кипарисы вдоль дороги всё теснее и теснее прижимаются друг к другу - сплошная стена. Но вот они расступились.

- Ребята, море! - закричал кто-то в автобусе.

- Море! Море! Ура! - подхватили все, повскакивали с мест и захлопали в ладоши.

Море искрилось и переливалось на солнце тысячами блёсток, такое большое и необыкновенное, что всем ребятам сразу же захотелось выскочить из автобуса, подбежать к нему и окунуться с головой. Его волны с шуршанием раскатывались на берегу узкой белой узорной скатертью, отбегали и манили вдаль, туда, где над самым горизонтом повис дымок невидимого корабля.

За Алуштой дорога выпрямилась и полетела стрелой к горе, похожей на громадного медведя. Это Аю-Даг, легендарная Медведь-гора, у подножия которой раскинулся Артек.

Не успели ребята опомниться, как автобус остановился у арки. На ней трепетало багряное полотнище: "Добро пожаловать!"

- Приехали, - сказал вожатый и распахнул дверцу.

 

|  1  |  2  |  3  |  4  |  5  |  »  | 11 |