«Артек», Л.Кондрашенко


9

Девяносто минут Маршака

Каждый его приезд в лагерь был настоящим праздником для ребят. Самуил Яковлевич бывал в Артеке много раз, наверно, столько же раз, сколько бывал на юге.

Приезжая на юг для лечения, Самуил Яковлевич и здесь много работал. Отрываясь на какое-то время от рукописей, он черпал вдохновение и отдыхал по-настоящему только в обществе своих дорогих друзей - ребят.

Писатель дорожил дружбой с пионерами Артека.

Нет стариков в СССР.
Я молод, как и вы,
Причем, я - дважды пионер:
Артека и Москвы.
(Цитирую по памяти).

С.Я.Маршак давно стал Почётным пионером Артека и гордился этим высоким званием не меньше, чем другими своими наградами.

В его задорных строчках Артек стоит на первом месте, а «Веселое путешествие от А до Я» начинается также с Артека:

Знает каждый человек:
С буквы «А» (заглавной)
Начинается Артек -
Детский лагерь славный.

В весёлом хороводе артековцев все были его большими друзьями.

Думается, он не любил парадных собраний и больших торжественных церемоний. Его удивительной манере общения с людьми больше подходила не трибуна на сцене, а удобное кресло, из которого он мог просвечивать насквозь каждого своего собеседника мягким, неповторимым маршаковским взглядом.

Из многих встреч с артековцами почему-то запомнилась встреча, проходившая в непринужденной, неофициальной обстановке.

Было это шесть лет тому назад, 24 ноября 1960 года. Накануне этого дня артековцы, узнав, что Самуил Яковлевич отдыхает сейчас недалеко от них, в санатории «Нижняя Ореанда», позвонили ему и пригласили писателя в гости.

Самуил Яковлевич поблагодарил за приглашение и сказал ребятам, что чувствует себя сейчас не совсем хорошо. Как только врачи рискнут его отпустить, он непременно приедет в Артек, об этом просил напомнить дополнительно, а сейчас он хотел бы видеть ребят у себя.

- Согласны? - спросил он глуховатым голосом.

-Да!

- Хорошо. Когда сможете приехать?

- Сейчас.

- А сколько будете в пути?

- Час с небольшим.

- Я жду вас, - сказал Самуил Яковлевич. - Было бы хорошо, если бы приехали ребята из Сибири, с Волги, с Кавказа и кто-нибудь из зарубежных ребят.

Самуилу Яковлевичу сказали, что зарубежных гостей сейчас нет в Артеке, они приезжают только летом: это связано с учёбой.

- Ну, не беда, - ответил он, - так я жду вас. Приезжайте!

И вот автобус катит по южной дороге. В глазах ребят столько радости и нескрываемого торжества! Сегодня, правда, каждому из них придется пропустить по четыре урока в артековской школе, но они никогда не будут жалеть об этом!

Мне посчастливилось сопровождать ребят в этой поездке. Знакомимся по дороге: Акинфиев Коля из Махачкалы, Савченко Люда из Горловки, смешной и веснушчатый Галеев Гена из Бурятии, Радзиевская Наташа с Алтая, Сычева Рая из Саратова и Гарбузова Лиля из Читинской области. Решаем: Коля будет приглашать Самуила Яковлевича в лагерь, Люда - вручать удостоверение и значок «Лучшему артековцу», а Лиля - скромный подарок: книжки об Артеке.

- Ой, - волнуется Люда, - я так боюсь, что собьюсь! Пусть лучше значок вручает Коля.

Кто-то говорит, что будет лучше, если значок вручит девочка. Все соглашаются с этим.

Вот и «Нижняя Ореанда». На дверях корпуса многозначительная табличка «Тихий час». Это знакомо нам, только в Артеке тихий час называется «абсолютом», считается, что в эти время абсолютно все должны спать. Но нет правил без исключений.

Тихо заходим в коридор. Нас встречает дежурная. Объясняем - к кому, добавляем, что ждут. Строгая табличка для нас снимается.

- Прямо по коридору, потом - налево. Двадцатый люкс.

Кого-то встречаем в полутьме. Удивлены: «К кому это целая делегация?» Вот и двадцатый люкс.

- Стучись, Коля! - Коля стучится, но на стук никто не отзывается.

- Давай еще разок.

- Войдите!

Входим гуськом. Самый большой «гусёк» - сзади всех. Он сейчас тоже начал волноваться, но не подает вида.

- Добрый день!

- Здравствуйте! Здравствуйте! - радушно встречает ребят Самуил Яковлевич. Он суетится: не хватает кресел для всех.

- Сейчас я принесу из соседней комнаты.

Но мы опережаем его. Усаживаемся. Знакомимся. Начинается разговор.

Люда вручает С.Я.Маршаку значок и удостоверение, он благодарит, обнимает и целует ее. Ребята поздравляют его с наградой.

Самуил Яковлевич расспрашивает их. Откуда приехали? Как учатся? Что делают в отряде?

Рассказывают по очереди все, но живее других Коля. В его рассказ Самуил Яковлевич вставляет ободряющие слова: «Хорошо!», «Замечательно!», «Вот как!»

Он уже узнал о том, сколько пионеров в отряде, в дружине, чем они занимаются. Рассказали ему и о «Союзе Чистых Тарелок», в который принимают только тек, кто съедает все, что положено за обедом.

- Очень интересно! А на сколько вы поправились?

- Мы не знаем. Нас взвешивали, когда мы приехали в лагерь. Второй раз будут взвешивать в конце смены.

- А вы не похудели?

- Что вы! Что вы!

Разговор продолжается. Самуил Яковлевич неважно слышит, поэтому ребята подсаживаются к нему поближе, поочередно меняясь местами.

- Скажите, дорогие мои, слушаете ли вы музыку? Как часто? Серьезную симфоническую музыку нужно слушать обязательно. Слушать чаще. Легкая музыка - всего-навсего небольшой холмик, а симфоническая музыка - это высокие горы, с вершин которых видно далеко-далеко! Слушайте ее, пожалуйста, почаще!

И тут же он просит ребят рассказать ему о самом смешном, о самом веселом из ик жизни или из жизни лагеря.

Узнав, что в артековской школе - новые удобные парты из полированной карельской березы, Самуил Яковлевич спросил, не царапают ли их ребята, и прочитал стихи о Чудакове Василии, который вывел на парте свою фамилию.

- Это стихи такие, - сказал Коля, - я их читал!

- Вот-вот! - поддакнул Маршак. Потом он прочитал стихи о трубе и барабане. Разговорившись о лагерной жизни, сказал:

- Было бы очень хорошо, если бы был создан такой удивительный музей, в котором было бы собрано все, что относится к детям: кинофильмы, парты, книжки, велосипеды, игрушки. Все на свете! Было бы замечательно, если бы такой музей был в Артеке. Ведь сюда приезжают тысячи ребят не только из всех уголков нашей страны, но и из других государств. Пусть бы ребята капиталистических стран увидели своими глазами, как наше Советское государство заботится о детях! Полезен был бы такой музей и для взрослых, чтобы лучше знать, чем живут дети, что им больше всего нужно. Когда-то об этом мечтал Горький...

От Горького перешел к морю. Видно, они крепко были связаны друг с другом в его памяти. Говорил о том, как впервые увидел море мальчуганом, как думал когда-то, что увидит море взрослым, и как обрадовался, когда ему довелось встретиться с ним раньше.

- Это было до революции, когда я встретился с Максимом Горьким...

Помолчал, задумался и заговорил о веселых книгах, которые любят читать все ребята.

- У нас ещё мало по-настоящему веселых книжек. Эти книжки очень нужны. Когда ребята улыбаются, они быстрее растут!

- А вот ты, - спросил он Колю, - кем бы ты хотел стать, когда вырастешь взрослым?

- Лётчиком.

- А ты? - обратился он к Гене.

Тоже лётчиком...

Ну вот - готовый экипаж! Почему-то все мальчики хотят быть летчиками! А ты, Лиля?

- Я хочу быть учительницей.

- Очень хорошо!

Самуил Яковлевич попросил у ребят разрешения закурить. Меня это тронуло больше, чем коробка шоколада, которым он до этого угощал своих гостей!

- А вы знаете, дорогие мои, что есть на свете еще один Артек? С ним, правда, произошла невероятно веселая история. И хоть она не для печати, - добавил Самуил Яковлевич, - я расскажу её вам.

Французские «отважные» решили назвать свой лагерь Артеком. Они много слышали о лагере советской детворы на берегу Черного моря, но, очевидно, тот, кто рассказывал им об Артеке, был не очень силен в русском языке или просто спутал названия, и на торжественной линейке, посвященной рождению лагеря, он был назван... Торжком! Может быть, во Франции незадолго до этого шел фильм «Закройщик из Торжка», может быть, дело совсем в другом, но у французских ребят до сих пор есть веселый лагерь «Торжок», названный так в честь Артека! Они полюбили его и потом, когда разобрались, не стали переименовывать, и Торжок остался Торжком!

Прощаясь с ребятами, Самуил Яковлевич просил их писать ему, сообщив свой адрес:

- Вы пишите мне просто, так, как будто вы разговариваете со мной!

Он обещал приехать в Артек в воскресенье, если его самочувствие будет хорошим...

Вот таким он и остался в памяти, большим и ласковым, как светлый день, который невозможно представить себе без голубого неба, без шелеста деревьев, без звонких ребячьих голосов. К тем, кто его знал и кому суждено будет его узнать, - к молодому поколению, поэт обращается в своих «Пожеланиях друзьям»:

Желаю вам цвести, расти,
Копить, крепить здоровье.
Оно для дальнего пути -
Главнейшее условье.

Пусть каждый день и каждый час
Вам новое добудет.
Пусть добрым будет ум у вас,
А сердце умным будет.

Вам от души желаю я,
Друзья, всего хорошего.
А всё хорошее, друзья,
Даётся нам недёшево!

 

|  «  |  6  |  7  |  8  |  9  | 10 | 11 |