«Наш Артека», Л.Кондрашенко
Крымиздат, 1959 год.

   Другие сборники артековских стихов в нашей библиотеке

2

Васильки

Горн зовёт ребят на площадь,
Дробь рассыпал барабан,
И торжественно полощет
Ветер флаги разных стран.

И от площади костровой
Улетает эхо в даль:
Начинает лагерь новый
Пионерский фестиваль.

Пролетают в вихре танцев,
Веселятся от души
Венгры, русские, албанцы,
Чехи, финны, латыши.

Как весною на лужайке,
На виду у всей земли
Всюду галстуки, как маки,
На трибунах зацвели.

Здесь, на солнечном раздолье,
Сердцу нашему близки,
Рядом с ними в общем поле
Голубеют васильки.

Это гости из Берлина.
Голоса друзей звонки,
И живут в семье единой
Вместе — маки, васильки.

Дорог мир, и одинаков
Он для всех, для всех цветов
Для счастливых красных маков
И веселых васильков!

   О международных сменах Артека - читайте в нашей Библиотеке







Язык друзей

Хоть и много в Артеке ребят
И на всех языках говорят,
Но заветное слово «Артек»
Понимает любой человек
Потому что на всех языках
Это — солнечный луч в облаках,
Это — горна серебряный блеск,
Это — моря лазурного всплеск,
Это — смех, это радость вокруг,
Это — тысячи дружеских рук.




Вечер именинников

Не простые именины
В этот вечер у ребят
На виду у всей дружины
Именинники сидят.

В зале песни зазвенели,
Здесь сегодня пир идёт,
И сюда в разгар веселья
Входит старый звездочёт.

У него усы из ваты,
Накрахмаленный тюрбан,
Но поверили ребята:
Он пришёл из дальних стран.

Очень радостные вести
Сообщает мудрый дед
Именинникам всем вместе -
Двести семьдесят пять лет!

Сколько их? По небосводу
Невозможно предсказать
Вместе им через два года
Будет триста двадцать пять!

Над загадкой звездочета
Поразмыслил шумный зал.
И ответ ему в два счёта
Дружным хором подсказал.

Принесли пирог с начинкой,
Улыбнулась детвора:
С подрумяненною спинкой,
Он - совсем Медведь-гора.

Вот и торт. Не торт, а чудо -
Великан из всех тортов.
Это блюдо на три пуда
Тащат восемь поваров!

Не простые именины
В этот вечер у ребят:
Навиду у всей дружины
Именинники сидят.






У костра

Над нами ночь развесила
Свой бархатный шатёр,
Потрескивает весело
Прожорливый костёр.

И будущие лётчики
Мечтают у костра,
Рабочие, проходчики,
Шахтёры, доктора.

Везде зажгут мечтатели
Весёлые огни
Своих изобретателей
Ждут завтрашние дни.

И песни их задорные,
Как искорки, летят.
Заснуло море Чёрное,
А вот они не спят.






Рубен Ибаррури

Рубен был весёлым мальчишкой,
В затеях находчив и смел,
Читал он испанские книжки
И песни испанские пел.

Друзьям своим верным в Артеке
Их пел со своею сестрой
И с морем сдружился навеки
Под древней зелёной горой.

Но громко завыли сирены,
Нарушив счастливые сны,
И кончилось детство Рубена
У дымных развалин войны.

Посыпались бомбы со свистом,
Горела Гренада во мгле
Рубен бил в Мадриде фашистов,
А после - на русской земле.

Сражался за счастье Гренады
В огне сталинградских руин,
Командовал храбрым отрядом
Испании доблестный сын.

Держала позиции рота.
Рубен защищал Сталинград,
Свинцовым огнём пулемётов
Врагов отметая назад.

Летели пробитые каски,
Гремел огневой ураган,
Его пулемёт по-испански
Дал очередь: "Но пасаран!"

Враги! К Сталинграду - ни шагу!
Не дрогнул в руках пулемёт.
С тех пор под седым Аю-Дагом
Артек о Рубене поёт.

   Рубен Ибаррури, Артековская встреча на фронте - читайте в нашей Библиотеке




 

|  1  |  2  |  3  |  4  |  5  |