«Витя Коробков — пионер, партизан», Я.Ершов


2

Пять писем из Артека

Письмо первое

Дорогая мама!

Не сердись на меня. Давно собирался тебе написать, и все как-то времени не хватало. Куда оно летит, это время! Не успеешь оглянуться, а день прошел. Но ты не думай, что я о тебе забыл. Нет. Я каждый день вспоминаю тебя и папу. Каждое утро ругаю себя: как же я до сих пор не написал домой письма. Вот вчера: дал слово — после завтрака сажусь и пишу. Без всяких. Позавтракали, ребята кричат: «Едем кататься на катерах!» Ну как можно, мамочка, не поехать? А вечером опять нашлось какое-то неотложное дело. И так, мамочка, каждый день. И дней таких прошло уже семь. Но сейчас все бросил и пишу тебе.

Начну сначала. Ехали мы от Симферополя на машинах. Вот было весело! Всю дорогу пели песни. И про орленка, и «По долинам и по взгорьям», и про Чапаева. Я горло надорвал. Так орали.

Перед Артеком, конечно, присмирели. Боязно все же, знаешь. А вожатая говорит: «Что ж вы замолчали? Надо в лагерь с песней въехать». Ну, мы опять гаркнули.

Встретил нас начальник лагеря. Думали, ругаться будет. Скажет, что расшалились. А он ничего. Похвалил: «Всегда будьте такими весёлыми».

А потом — душ и распределение по отрядам. Шуму было! Ребята уже перезнакомились, хотят все в один отряд попасть, а где же такой большой возьмёшь?

Мне повезло. Попал вместе со своим дружком новым — Гришей Новиковым. Он живет здесь, в Крыму, недалеко от Феодосии. Мы с ним еще дорогой познакомились. А теперь всюду вместе ходим. Он изобретатель. Техникой увлекается. За это его и в Артек послали.

Здесь он уже ветряной двигатель придумал. Все сидит, что-нибудь мастерит, а я его рисую.

Меня здесь сразу же, художником сделали. Плакаты рисовать, стенгазету оформлять. Я не против.

Ну вот, мама, ребята уже пришли с прогулки. Сейчас на ужин. А я тебе ещё самого главного не написал. Ну да ничего. Остальное завтра напишу. Крепко целую тебя и папу.

Твой Витя.



Письмо второе

Милые мои папа и мама!

Опять я вам долго не писал. Я за это время столько накопил новостей, что все сразу не опишешь.

Во-первых, был у нас большой пушкинский вечер. Ой, как хорошо было! Солнце уже село, море такое бордовое, и кипарисы стоят, словно часовые. А мы на лодках поехали в пушкинский грот и там стихи читали. И, я читал «Прощай, свободная стихия». Сначала я «Медного всадника» хотел. Но тогда бы вечер затянулся, и мне вожатая сказала, чтобы я что-нибудь другое прочитал. Ну, я выбрал про море. А Гриша Новиков, мой друг, все искал у Пушкина стихи про технику. Ну, конечно, не нашел и ничего не читал. Ой, мамочка, как у нас здесь хорошо. Ты даже представить себе не можешь!

Правда, я успел уже провиниться. Ты не сердись. Ничего страшного не было. Просто мы с одной девочкой наелись айвы. Айва была еще зеленая, но нам очень хотелось её попробовать. Ну, попробовали, а потом заболели у обоих животы, и нас положили в изолятор. Пришлось отлежать четыре дня. Наша вожатая сказала, что скоро приедут к нам моряки из Севастополя на военном катере. Вот будет весело! Мы уже начали готовить им подарки. Гриша Новиков решил сделать пароход. «Приедут, — смеется, — на катере, а пусть уезжают на настоящем пароходе». Ну, да это еще надо сделать его, пароход-то.

Новостей ещё много, но о них в другой раз. Крепко вас всех целую.

Ваш Витя.



Письмо третье

Дорогие папа и мама!

Шлю вам горячий привет из Артека. Отдыхаю я хорошо. Купаюсь в море. Хожу на прогулки, рисую.

Недавно у нас был большой праздник. Приезжали в гости военные моряки. Они рассказывали о Севастополе. Особенно мне понравился рассказ про матроса Кошку. Он совершил много подвигов, защищая Севастополь от англичан и французов, когда была война с ними.

Гриша Новиков не успел сделать корабль, чтобы подарить морякам, но зато они привезли нам в подарок модель настоящего крейсера.

Мы тоже сделали им много подарков. И знаете, что я им подарил? Я подарил им картину, на которой нарисовал морской бой. Им очень понравилось, и сам командир меня благодарил.

Вы все спрашиваете, есть ли у меня друзья. Даже очень много. Про Гришу Новикова — самого главного друга — я вам уже писал. А еще есть Костя Смирнов, интересный такой выдумщик. Как начнет выдумывать — обсмеешься. Он все собирается на луну лететь. «Вот, — говорит, — построю воздушный корабль и полечу». Еще дружу с Федей Сверчковым. Это наша компания, а кроме того, со всеми дружим.

На этом кончаю. Идем на экскурсию в ботанический сад. Ребята уже зовут.

Крепко целую. Витя.



Письмо четвёртое

Здравствуйте, мама и папа!

Вы спрашиваете, соскучился ли я по дому? Конечно, соскучился. Но я об этом не думаю. И когда не думаю, то мне совсем не скучно. А вот когда начну думать и вспоминать, тогда, конечно, скучно, хочется повидать вас всех и потом опять можно в Артек.

Особенно скучать нам некогда. Так много всего интересного. Сейчас собираем гербарий. Но не все деревья и растения здесь есть. Нету березы. А ребята, которые с Урала, из Сибири, говорят, что у них ее сколько хочешь. Обещают мне прислать в письме для гербария.

Гриша Новиков все-таки доделал свой пароход. Но когда пустили его на море, он перевернулся. Гриша чуть не заплакал. Но вожатая успокоила его. Она сказала, что пароход неправильно рассчитан, и объяснила, как его надо переделать. И Гриша опять над ним сидит целыми часами.

Через несколько дней у нас большой пионерский костёр. Вот красота! Говорят, в этом году будет особенно интересно.

Про костер я вам обязательно напишу.

Скоро домой. Славка, наверное, уже заждался.

Что-то он там делает? И не пишет. А ведь обещал! Ну, да ладно.

Целую крепко. Витя.



Письмо пятое

Дорогие папа и мама!

Как жаль, что вы не видели большого пионерского костра. Рассказать о нем все просто невозможно.

Целую неделю только и разговору было, что о костре. Вожатых прямо затормошили. Готовили костюмы, репетировали.

Самое интересное было вот что. У нас в Артеке ребята со всех концов Советского Союза. И на кострё каждый из них стал рассказывать о том месте, где он живет. Выступает, например, украинец. На карте загораются маленькие лампочки по всей Украине. Поют украинские песни, рассказывают легенды, читают Гоголя, Тараса Шевченко. И так обо всём: об Урале, о Сибири, Алтае, Азербайджане. А потом, когда уже стемнело, начали сказки рассказывать. И опять так же: украинские, таджикские, узбекские, русские. Ой, сколько я их наслушался. Вот приеду — расскажу.

Скоро увидимся.

Витя.



 

|  1  |  2  |  3  |  4  |